Огромная недетская беда

Никто не забыт и ничто не забыто. Мы всегда с благодарностью вспоминаем тех, кто, не жалея своих сил и жизни, защищал Родину от врага. В этом году наша страна отметит 70-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Победу «приближали, как могли». Мужчины уходили на фронт, а женщины и дети самоотверженно трудились в тылу. «Дети войны» – так мы называем сегодняшних восьмидесятилетних – девяностолетних людей, у которых было украдено детство. Своими воспоминаниями с нами поделилась Мария Ануфриевна Магдалова, которая раньше работала в организации начальником отдела кадров.

Родом Мария Ануфриевна из деревни Заболотье Могилёвского района. В 1935 году умер её отец, и на руках у матери остались трое детей: Прасковья, Владимир и Мария.
– Маме было очень тяжело, и я всячески старалась ей помочь по дому. С подругами особо не гуляла. В десять лет ходила на спиртзавод за брагой, которую мы использовали для кормления скота, – вспоминает женщина. – Постепенно наши дела наладились: разжились хозяйством, получали пенсию по потере кормильца, налоги платили на пятьдесят процентов меньше. Летом мы с братом работали на торфпредприятии.
Мария Магдалова вспоминает: в начале войны жители деревни в ускоренном темпе стали рыть окопы. Несколько дней прятались в них, а потом, как вошли танки, они убежали в соседнюю деревню переждать, когда немцы покинут село.
– Возвращаясь назад в Заболотье, я мучилась одной мыслью: что же стало с нашим домом? Вокруг творилось что-то ужасное: строения горели, многие из них были разрушены. Через день после возвращения немецкие солдаты заняли выгон возле фермы, разместившись в палатках. Весь их руководящий состав поселился в одной половине нашего дома, – продолжает рассказ Мария Ануфриевна. – Помню, мы насобирали в лесу черники и угостили их, а они, в свою очередь, поделились с нами сахаром. Только благодаря им в нашей семье не тронули домашний скот.
Прежде чем покинуть деревню, немецкие солдаты выбрали старосту, и многие жители, противники советской власти, подались в полицаи. Вот эта местная власть и забрала всё, что осталось у семьи Магдаловых, да и не только у них. Начались одни из самых страшных дней. В окрестностях орудовали банды, которые держали в страхе всё население деревни. Немцы стали чаще устраивать облавы, забирали молодёжь для работы в Германии. Не раз сестре Марии и ей самой приходилось притворяться больными тифом, поэтому их не трогали. Но из-за нехватки нормального питания, тиф всё же не миновал их семью. Заболела сестра Прасковья, вскоре – мама, а там – и Мария. В 1944 году после тяжёлой болезни мать умерла и дети остались одни.
Брат Владимир перенёс блокаду в Ленинграде и после служил во Владимиро-Волынской области Украины, в пограничных войсках, воевал против бандеровцев, жестокость которых приводила в ужас.
– Когда нас освободили, я стала работать в колхозе. Нам начислялись трудодни, параллельно подрабатывала в конторе уборщицей и ходила в школу, которая находилась за 4 километра от дома, – рассказывает Мария Магдалова.
Мама всё время напутствовала дочку, чтобы обязательно шла учиться. И после войны та окончила семь классов и поступила в Могилёвское культпросветучилище. Мария Магдалова много работала, потом связала свою жизнь с комсомольской организацией, окончила Высшую партийную школу. Была одним из первых работников «Лавсана» – начальником отдела кадров.
Нам хочется, чтобы новые поколения детей знали о героизме своих ровесников периода войны и о том, что им пришлось пережить в жизни, чтобы те мальчишки и девчонки стали для них не только легендой, но и высоким образцом человеческой души, достойным восхищения и подражания.

Анастасия ДАНИЛЮК. Фото из архива Марии Магдаловой.

печать

Добавить комментарий