Науки непрерывный рост

Науки непрерывный рост

28.01.2016 0 Автор ...

В последнее воскресенье января в нашей стране отмечается День белорусской науки. Именно в этом месяце в 1928 году была основана Академия наук Беларуси. На нашем предприятии работают люди, которых можно отнести к категории учёных. Один из них – Василий Соколов, заведующий аналитической лабораторией ЦИЛ, кандидат химических наук. Мы встретились с ним и попросили ответить на несколько вопросов.
– Василий Дмитриевич, так что же, по-вашему, есть наука?
– Наука – это один из методов познания мира, наряду с другими: философией, религией и искусством. Одно из самых древних определений науки дано в древнеиндийском эпосе: «Наука есть разрешение многих сомнений; она есть видение сокрытого». В науке множество дисциплин, и мне, как химику, ближе всего определение Д. И. Менделеева: «Наука начинается с тех пор, как начинают измерять».
– И как измеряют в химии?
– Химия как наука и химическая технология, как реальный сектор экономики немыслима без контроля физико-химическими методами. Есть шутка, что отличие химии от кулинарии состоит в более точном соблюдении пропорций. На нашем крупном предприятии протекают химические процессы, которые нужно тщательно контролировать, поскольку любое отклонение от необходимых параметров может привести к наработке брака. Один из главных методов контроля в химической промышленности – хроматография, которая даёт возможность определять содержание индивидуальных веществ до тысячных долей процента. К примеру, в процессе получения диметилтерефталата образуется до сотни различных продуктов.
– Кого можно назвать настоящим учёным?
– Могу сказать однозначно, кто не может быть учёным. Это люди, лишённые любопытства, желания узнать, как, что и почему. Это любопытство из детства проносится на всю жизнь. Но оно уже не праздное, а практическое, приносящее какой-то осязаемый результат. Сами учёные шутят, что наука – это способ удовлетворения собственного любопытства за счёт государства. Но и государство всегда удовлетворяет в этом свой интерес.
– Когда вы попали в науку?
– В далеком 1977 году я пришёл в центральную исследовательскую лабораторию объединения (ЦЛО) из цеха терефталевой кислоты, куда был направлен начальником смены после окончания Днепропетровского химико-технологического института. Работа в ЦЛО позволила без отрыва от производства поступить в аспирантуру одного из институтов нашей Академии наук и защитить диссертацию по методам переработки отходов производства ДМТ с приличным экономическим эффектом от внедрённых изобретений.
– И как заводская наука помогает производству?
– Во времена СССР проблемы предприятия решались с участием институтов и научных организаций. Сейчас возникшие вопросы решаются силами специалистов предприятия с участием ЦИЛ. В данный момент у меня в проработке три серьёзные технологические проблемы. В повседневной деятельности аналитическая лаборатория ЦИЛ наряду с ОТК производит входной контроль поступающего сырья, а также полупродуктов и отходов производства. Особое внимание мы уделяем хроматографическому контролю потоков метанола и этиленгликоля основных химических цехов предприятия, поскольку это в очень большой мере определяет качество нашей товарной продукции. При наличии технической возможности выполняем анализы по определению состава различных продуктов. Могли бы и больше, но проблемы такого рода решаются исключительно техническими средствами. По финансовым возможностям предприятия пока не получается приобрести такой достаточно дорогой прибор, как хромато-масс-спектрометр, который позволяет расшифровывать состав любых органических продуктов с очень высокой чувствительностью. Это сняло бы множество проблем по аналитическому контролю продуктов предприятия. Но, уверен, что рано или поздно такой прибор на предприятии будет. И в вашей газете, естественно, появится репортаж об этом событии.
– Вы пессимист или оптимист?
– Кто-то сказал, что пессимист – это хорошо информированный оптимист. И определённый пессимизм – признак и учёного, и человека, умудрённого жизнью. Моё кредо: «Дай нам Бог и дальше жить хорошо, как мы живём сейчас. Фараоны жили гораздо хуже».
– Спасибо! С праздником!

Анастасия ДАНИЛЮК. Фото Натальи КОЛБЕНКОВОЙ.

печать